Зоя Ященко и группа "БЕЛАЯ ГВАРДИЯ". Официальный сайт
официальный сайт
Подписка Подпишитесь на рассылку новостей и анонсов Зои Ященко и группы "Белая Гвардия":
Ваше имя:
Ваш e-mail:
Пресса  |  Статьи Зои Ященко: "Свои обиды она пишет на песке"
Свои обиды она пишет на песке
Интервью со Светланой Сорокиной для газеты "Настоящее время". Июнь, 1998 год
Светлана Сорокина

8 марта 1991 года она вышла с чемоданчиком на перрон Ленинградского вокзала города-героя Москвы и даже не знала, как долго тут задержится. Питер ее отпустил, а Москва еще не приняла. Это был один из поворотных моментов в ее жизни. Но таких моментов в ее судьбе было несколько, она – из тех людей, которые не боятся отбросить прошлое и начать все с нуля. Когда Светлана Сорокина еще работала в "Вестях", слушая новости в ее изложении, иногда я ловила себя на мысли, что почти ничего не слышу, а просто смотрю на нее: как она выглядит, какая у нее прическа? Я думала: как же должны теряться мужчины под воздействием ее обаяния?

Теперь, когда она беседует с "героями" своей передачи, я имею возможность непосредственно наблюдать реакцию мужчин. Меня очень забавляют происходящие с ними метаморфозы. На глазах у всей страны именитые люди, большие политики, занимающие высокие посты, привыкшие всегда контролировать ситуацию, – вдруг преображаются, по-моему, даже на какое-то время забывают, что им нужно "держать марку", выпадают из собственных "клише", начинают улыбаться и становятся джентльменами. Впрочем, их можно понять. Невозможно не вспомнить, что ты прежде всего мужчина, глядя в глаза такой женщине!

О ЗУБНОМ ВРАЧЕ И АСТРОНОМИИ

Зоя:
– Светлана, вам никогда не хотелось быть актрисой?

Светлана Сорокина:
– Нет. Хотя периодически меня зовут на какие-то эпизодические роли в своем амплуа – то есть играть журналистку. Но я последовательно отказываюсь от этих предложений. Ну какая я актриса? К сожалению, уже все знаешь про себя, что можешь, а чего не можешь просто потому, что это не твое.

– О чем вы мечтали в детстве?

– В детстве я мечтала стать зубным врачом, когда мне удалили первый зуб. Зуб был еще молочный, поэтому воспоминания остались радужные. Причем, случилось это событие в Киеве. Мы туда прилетели с отцом: он отправился в командировку и взял меня с собой. Мне было шесть лет, я впервые летела на самолете и увидела новый город, и мне очень нравилось мое первое путешествие. Вдруг у меня разболелся и расшатался первый зуб. Отец нашел какие-то платные частные кабинеты, и меня привели к зубному. Мне выдрали зуб совершенно безболезненно, и мне так понравился обаятельный мужчина, который проделал эту несложную операцию, что я тут же решила – буду зубным врачом. Потом это желание быстро испарилось по мере того, как у меня увеличивалось количество дырок... Потом я хотела быть астрономом. Мы жили возле Пулковской обсерватории (Царское село, город Пушкин), и мама водила нас с сестрой туда на экскурсии...

ДВЕ СЕСТРЫ

Они росли и взрослели вместе – младшая Света и старшая Лариса. Света была маминой дочкой, а Лариса папиной. Это совсем не означало, что кто-то кого-то любил больше, просто характеры у них разные. Сейчас родителей уже нет в живых, а сестры так же близки друг другу, как в детстве. Родители выписывали много книг, у них была шикарная библиотека. Папа – военный офицер, увлекался мемуарами и военной историей, мама – учительница, любила классику и философию. Кроме этого они собирали энциклопедические издания. И вот когда в доме появилась детская энциклопедия, том астрономии, девочки занялись астрономией всерьез. Распахивалось настежь окно, за окном была темная звездная ночь, они смотрели в небо, а мама рассказывала... Света очень рано научилась писать. Причем, никто ее не учил, она сама брала Ларисин букварь и срисовывала буквы. Было очень забавно, когда она, как взрослая, смешными корявыми буквами писала отцу письма в Архангельск, где он тогда служил. Какое-то время они жили в здании школы, в огромной, как им казалось, квартире-учительской. По большим коридорам можно было кататься на велосипедах, а на роскошной широкой лестнице папа смастерил им домики для кукол: спальни, гостиные, кухни с газовыми плитами. Однажды мама с папой устроили между собой соревнование: шили куклам платья. Кстати, папа победил... Когда девочки подросли, они решили выпускать семейную газету – с рисунками и фотографиями. Света очень хорошо сочиняла стихи: ко дню рождения, к какому-нибудь юбилею или просто к приходу гостей, каждому старалась какой-нибудь веселый стишок придумать. Гости приходили практически каждую субботу-воскресенье – или на пироги, или на какие-то другие кулинарные изыски, которые придумывала бабушка. Блюда делались такие, что просто закачаешься: из овощей, из фруктов, из чего угодно. На бабушке лежало воспитание детей, потому что родителей часто не было дома, они работали. Бабушка была очень сильным человеком – и энергетически, и как-то по-житейски. Она с малолетства приучала девочек к труду. Она была как боцман на корабле. Каждую неделю под ее руководством сестры мыли полы, и не дай Бог она заметит в углу какую-нибудь соринку! Заставляла перемывать. А еще у них было несколько соток земли в садово-огородном товариществе, и они ходили собирать урожай, и за каждым были закреплены какие-то грядки, и, хочешь-не хочешь, будь любезен – выполняй, после этого можешь быть свободен. Света и Лариса выросли совершенно разными: Свете передалось бабушкино упорство, она очень целеустремленный человек, а Ларисе передалась бабушкина хозяйственность – она любит готовить, шить, вязать...

О МУЖЧИНАХ, ЛИТЕРАТУРНЫХ ГЕРОЯХ И СОСТОЯНИИ "НЕ ЖИЗНИ"

– Света, из-за вас мальчики в школе дрались?

– Не-а. Не дрались. Ну, были какие-то школьные романы, увлечения. Ухаживали, портфель носили. А в десятом классе меня провожал одноклассник Сережа, это одно из самых светлых моих воспоминаний. Он жил недалёко и всегда ждал меня на перекрестке. Брал мой портфель, и мы долго шли в школу. В классе нас не дразнили, это было в порядке вещей. Кстати, я благодарна Сереже за то, что он приучил меня к таким вещам, как бы это сказать, к тому, что можно гордо и без комплексов принимать вот такое ухаживание. Поэтому и сейчас подобное откровенное проявление внимания к себе я принимаю и с удовольствием, и без смущения.

– Какие мужчины вам нравятся теперь?

– Не похожие на всех окружающих. Вообще это совершенно непредсказуемо, это зависит от человека, с которым сталкиваешься. Я не моту сказать, какие. Сделаешь какой-то дежурный набор качеств: умный – честный – добрый – смелый, а потом встретишь такого, который совершенно не подходит под эти параметры, а он тебе почему-то интересен, и тебя к нему тянет. Я не берусь определить. Даже в свои уже большие годы.

– Какой у вас любимый литературный герой?

– Книга, которую я с детства с удовольствием перечитываю, – "Сирано де Бержерак". Наверное, он.

– Какую передачу вы смотрите по телевизору с интересом?

– "Новости" на всех каналах. Вошло в привычку. Я одиннадцать лет работаю на ТВ в "новостях". Это уже не вынуть из меня. Я, наверное, так и умру, глядя на "новости.

– Вы привыкли, условно говоря, держать руку на пульсе мировых событий. А если выключить радио, телевизор, убрать все источники и остаться в информационном вакууме, сколько можете продержаться до первого телефонного звонка?

– Когда я уезжаю отдыхать, то, соответственно, оказываюсь в этой ситуации. Например, если отправляюсь к морю, то ничего не смотрю, не слушаю. Но меня хватает на неделю, больше не могу. Через неделю у меня начинается такое специфическое состояние – оторванности. И вообще – не жизни. Поэтому обычно я уезжаю отдыхать на семь дней.

– Какой для вас самый оптимальный режим дня: вы сова или жаворонок?

– Я сова. Я могу до середины ночи не спать, звонить, быть допоздна в гостях, а с утра мне тяжело вставать. Я обычно встаю около девяти, но всегда поднимаю себя за шкирку. А если надо раньше, то это очень тяжело.

– Какой вам нужен ритм работы, чтобы вы чувствовали себя хорошо?

– Почаще. Работа – это основная составляющая моей жизни. Поэтому чем больше я работаю, тем лучше себя чувствую. Даже болею меньше.

– Вы всегда очень хорошо выглядите. У кого вы одеваетесь? У вас есть своя портниха?

– Своей портнихи у меня нет, к сожалению. Я некоторое время пыталась прибиться к модельерам, потом поняла, что я все-таки отдаю предпочтение готовой одежде. Правда, сейчас нахожусь в очередных поисках портнихи...

– Кто для вас является эталоном женственности и обаяния?

– Леди Диана, наверное.

– Какие из "женских" занятий вам по душе: шить, вязать, готовить?

– Вот знаете, наводить порядок дома – это я делаю с удовольствием. Глажу, кстати, без напряжения. Вот это мое. Готовить не люблю и не умею. Делаю только то, что необходимо для жизнеподдержания. Поскольку я живу одна, то, естественно, как-то должна о себе заботиться. Но это минимум. Если только вот сестра забежит, что-нибудь более серьезное для меня приготовит. Или я к ней заезжаю, благо живет недалеко.

МЕСЯЦ – ВНЕ ЭФИРА

Впервые я увидела их вместе с сестрой на радиостанции "Серебряный дождь", куда Светлану пригласили выступить в роли ведущей на один вечер. Как почетный гость программы она имела возможность заказывать свою любимую музыку: мы услышали композиции группы "АВВА", Лучано Паваротти, песню Юрия Шевчука "Что такое осень?"... Это было зимой, как раз в то время, когда Светлана Сорокина громко ушла из "Вестей", простившись со своими зрителями. "Громким" ее уход сделали журналисты, в тот месяц она давала много интервью. Ходили слухи, что ею недовольны в Кремле, и пресса пыталась докопаться до истины, это был трудный для нее период, еще один поворотный момент... В такие моменты очень важно, чтобы рядом был самый близкий человек, который все понимает. Таким человеком была сестра Лариса...

Лариса:
– Я очень за нее переживала. Потому что одно дело – думать, что хорошо бы уйти на другую программу, это витало. Но другое дело – взять вот так и все резко оборвать. Голова-то понимает, а сердце еще отстает. Ей было очень тяжело, и прежде всего потому, что хорошая у нее сложилась команда, с которой она работала. И потом "Вести" – для нее целая эпоха! Мы старались ее поддержать. Слава богу, у нее много друзей, которые искренне к ней относятся. А сколько хороших людей в эти дни присылали ей письма и телеграммы! Это, конечно, очень важно – чувствовать, что ты не одинок. Уходя, она устроила на телевидении вечер прощания, там было столько народу! Цветов было столько! Мы несли их вшестером, и у нас рук не хватало. В квартире нельзя было пройти: ведра, ведра, ведра... Бедный кот совсем потерялся от такого количества запахов.

НЕЛЬЗЯ НЕПРАВИЛЬНО ГОВОРИТЬ О ПРЕЗИДЕНТЕ

"Сорокина – конфликтный человек, у нее очень тяжелый характер", "Сорокину убрали с "Вестей" за авторскую манеру ведения", "У нее красивая улыбка, что там говорить, но это обманчиво, она на самом деле – человек жесткий", "Сорокина неудобный человек. Власть хочет, чтобы о ней говорили хорошо, а вот Света считает, что журналист не должен любить власть и имеет право на собственную точку зрения"... Сорокина не устраивала верхние эшелоны власти своим чересчур независимым поведением, она неправильно говорила о президенте... И пресса сделала вывод, что уход Светланы Сорокиной завершил собой исторический этап в истории государственного телевидения новейшего времени. Роман интеллигенции с властями предержащими закончился грубо и недемократично. Российскому каналу потребовались мальчики и девочки, которые будут счастливы просто оттого, что их выпускают в эфир. Поползли слухи, что больше Сорокиной информационную программу вести никто не доверит. Но все каналы, в том числе и ОРТ, приглашали ее именно на такие программы и видели ее именно в роли ведущей информационных выпусков. Она выбрала НТВ, потому что там ей сразу предложили конкретную работу: отдельную программу, которая может быть авторской, но при этом тесно стыкуется с информацией.

ДЕВОЧКА С ТВЕРДЫМ ХАРАКТЕРОМ

Лариса:
– Мы сидели дома и смотрели первый сделанный Светой выпуск "Героя дня". Она очень волновалась, это было заметно. Во-первых, потому что новая совершенно для нее передача, во-вторых, к тому моменту она уже месяц не выходила в эфир, а когда выпадаешь из обоймы – это трудно, такая специфика профессии: с глаз долой – из сердца вон... Опять она должна была что-то доказывать, оправдывать надежды людей, которые ее пригласили, то есть снова все с нуля. Но вы знаете, если уж она за что берется, то непременно добивается. Я помню, еще в школе, если у нее математика не получалась, она могла до глубокой ночи сидеть, докапываться, что к чему. И все равно справлялась. Мне кажется, она всю жизнь могла даже отделять: то, что ей хочется, и то, что нужно. И то, что нужно, для нее было первостепенно.

– А кто она по знаку Зодиака?

– Козерог. Девочка с твердым характером. Она всегда была такая девочка. Чем бы ни занималась, все доводила до ума. Я как-то заглянула в ее тетрадь с выкройками, она тогда училась на курсах кройки и шитья, и поразилась, какая же она дотошная: там каждая линия, каждая циферка так скрупулезно-скрупулезно выведена, ни к чему не придерешься. Я так не могу. Тем не менее, из нас двоих шью я. Света тоже все это умеет, и готовит прекрасно, если постарается. Если захочет. Но у нее нет желания. А я думаю, что нет необходимости. У меня необходимость – это семья, ребенок, муж. А у нее такой необходимости нет.

– Как вы думаете, она ощущает себя одиноким человеком?

– Нет, я думаю, не ощущает. Как там уж совсем глубоко в душе – не знаю, но мне кажется, нет. Она обладает одним довольно-таки редким счастливым качеством. Не помню, кто из философов прошлого века говорил, что обиды нужно писать на песке, а хорошие поступки высекать на мраморе. Так вот она обиды пишет на песке, она совершенно незлопамятный человек.

– "Не родись красивой" – это про нее?

– В детстве Света была очаровательным ребенком. Потом, в юношеские годы, у нее был более суровый, что ли, облик, она стала очень серьезной. А сейчас... она, по-моему, и красива, и в достаточной степени счастлива. У каждого человека свое понятие счастья. У одного – двадцать штук детей, – и это счастье. Для другого важно реализоваться как личность, суметь не погрязнуть в быту и "сделать" свою судьбу. Именно "сделать". Я уверена, она реализовалась как женщина, что недоступно многим из нас.

ПОЧЕМУ ВСЕ-ТАКИ ТЕЛЕВИДЕНИЕ?

– Почему все-таки телевидение? Ведь у нее было довольно много разных увлечений?

Лариса:
– Мы с ней много чего перепробовали, нам нравилось учиться, узнавать что-то новое. Сначала я, потом она – закончили курсы экскурсоводов. Это было в то время, когда в наши ленинградские дворцы стояли колоссальные очереди, люди получали солнечные удары, выстаивая по два – три часа. Света водила экскурсии по Летнему саду, потом по Екатерининскому дворцу. Потом были курсы парикмахеров... Еще какие-то курсы. Она себя искала. Чтоб день не зря был прожит, вся в движении. А потом было объявление – набор на курсы дикторов Ленинградского телевидения. И ее приятельница отправила туда Светину анкету. Света даже и не думала об этом. Спустя время ее вызвали. Был конкурс, из двухсот человек осталось пятнадцать, а из полутора десятков она осталась одна и стала работать. Телевидение – это желание изменить свою жизнь. Человек, у которого были такие задатки, оказался невостребованным на своей работе. Она же закончила лесотехническую академию, факультет озеленения! Это вообще что-то необъяснимое! И восемь лет работала по специальности – инженером лесного хозяйства. Представляете, в любую погоду шла в лес, одна, в сапогах, с планшетом, схемы какие-то сумасшедшие составляла: один Павловский парк, по-моему, 440 га... Училась в аспирантуре. Ее муж постоянно на шесть летних месяцев отправлялся в леса (они вместе учились), а она к нему приезжала: в Свердловскую область, в Архангельскую, на Карельский перешеек. Грибов привозили много, малину – бидонами. Это была совсем другая жизнь. С тех пор много друзей хороших осталось. Было время, ей предлагали должность главного хранителя садов и парков в Пушкине... Но на этой работе у нее не было поля деятельности. И она все бросила и пошла на новую интересную работу, у нее появился стимул к жизни. Оказалось, телевидение – это ее стихия.

КАК ЖИТЬ?

– Ваши передачи, что называется, на злобу дня. То есть это то, что происходит сегодня. Вы как личность, как просто человек (не журналист) можете жить сегодняшним днем, этой минутой? Иисус говорил: не думай о завтрашнем дне. У вас так получается?

– Ну, на самом деле это правильная позиция – жить сегодняшним днем и делать сегодня все, что можешь сделать сегодня. Это нормально. Это, кстати, залог успеха и на завтра и на послезавтра, и на многие дни вперед. Жить сегодняшним днем – это и целесообразно, и необходимо. У меня это совпадает – и по работе, и по складу своему я человек, который очень ценит сегодняшний день. И чем дальше, тем больше. Потому что с течением лет понимаешь, что только сегодняшнее – оно твое, а что будет завтра – не очень ясно.

– И прошлое вас не тревожит?

– Так скажем, я мало о чем жалею из прошлого и мало что хотела бы переделать. Оно меня не тяготит.

– Какой у вас любимый вид транспорта?

– Моя машинка, на которой я сама еду. С недавних пор "Шкода", до этого были "Жигули".

– А в метро вам часто приходится спускаться?

– В Москве редко. Только когда время подпирает, и я опаздываю на поезд. А в Петербурге часто – там у меня нет машины. Там я пользуюсь транспортом: и трамваем, и троллейбусом.

– У вас есть какая-то защита от любопытных, узнающих вас глаз?

– Моя защита очень проста: если я куда-то просто хожу окрест – по магазинам или где-то вокруг дома перемещаюсь, то это... обычные способы: завязываю "хвостик", надеваю темные очки и надвигаю шляпку поглубже на глаза. Вот и все.

Поддержать сайт ссылкой: